· культура · ревью · аналитика · петербург · искусство · вовлеченность · активизм 

Берлинский «Петербург» Александра Маркварта

В Берлине вот уже второй год существует место с милым петербургскому уху и глазу названием Petersburg Art Space (далее PAS). Пространство, расположившееся в районе Моабит на западе Берлина прямо на берегу реки Шпрее, является и концертной площадкой, и галереей, и просто местом, где можно приятно провести время в атмосфере современного берлинского искусства. С куратором PAS Александром Марквартом поговорил Денис Сорокин. (Александр Маркварт — экспериментальный музыкант и культуртрегер родом из Сибири, организатор серии фестивалей различных видов искусств «Тезисы». После того, как администрация Кемеровского госуниверситета открыла столовую на месте студенческого театра «Встреча», долгое время бывшего домом для фестиваля, перебрался в Петербург, а потом уже стал и арт-директором «Петербурга» в Берлине. Хотя PAS и был основан выходцами и переселенцами из Петербурга, слово «Petersburg» в этом названии прямой связи с городом не имеет. Но, как бы то ни было, на ассоциациях тут играют по полной — прим. ред.).

Д. С.: Саша, ты уже год являешься куратором PAS, что это за место, и какая музыка там звучит?

А.М.: Почти год, да. Я начал курировать эту площадку в феврале 2017. Когда я пришёл в этот проект, здесь не было чёткой стилистической направленности, всего было понемногу. Её и сейчас официально нет, но мы уже почти год сконцентрированы на экспериментальной сцене Берлина и музыкантах, которые сюда заезжают/приезжают/проезжают и т. д. Сейчас почти каждую неделю у нас минимум 3-4 концерта так называемой экспериментальной и импровизационной музыки. Также каждую среду мы проводим местный джем-сейшн, иногда выступают театральные и перформанс-коллективы. Иногда делаем небольшие выставки (так, в PAS проходила выставка «Blues» Анны Зеликовой, а также часть международной выставки-исследования о цензуре и самоцензуре в современном искусстве «One can not be too careful / Как бы чего не вышло» — прим. ред.). В общем и целом направление — это современное искусство в той или иной степени.

Д. С.: А чем это место уникально? В Берлине куча площадок, ориентированных на экспериментальное искусство, чем PAS выделяется среди прочих?

А.М.: Во-первых, достаточно необычное расположение в сердце западного Берлина, в районе Моабит, здесь не так много площадок, связанных с импровизационной музыкой. С одной стороны это преимущество, с другой — достаточно сильный разрыв с большинством других подобных мест, которые находятся в основном в восточном Берлине. Во-вторых, на мой взгляд, мы выделяемся, или стараемся выделяться, атмосферой, которая балансирует на грани «домашней кухни» и концертной площадки. Мы находимся прямо на реке, и из окон открывается прекрасный вид, что тоже не всегда обычно для андеграундных мест. Inspired by the river. При этом у нас достаточно места и возможностей для проведения практически любого концерта (я имею в виду наличие пространства для больших групп музыкантов). При этом площадка не огромная.

Klub Demboh @ PAS, фото: Олег Тайлаков

Д. С.: Хорошо, а есть какие-то критерии стилистические, так сказать политика места? Какой музыки в вашем пространстве точно не может быть?

А.М.: Строгих стилистических критериев нет, здесь может быть любая музыка, главное, чтобы было интересно нам самим и музыкантам. У нас есть несколько организаторов, и часть из них ориентирована на инди-фолк и рок-сцену. Также мы всегда рады устроить концерты независимым группам из России, что мы и делаем периодически. Так сказать, строим небольшой мост между Берлином и Россией, но на своём, неофициальном уровне.

Д. С.: Насколько я знаю, в PAS отыграло уже огромное количество звёзд мировой сцены импрова — расскажи, кто это, есть ли те, кто регулярно играют в PAS?

А.М.: Да, у нас уже было очень много отличных концертов, и место, на мой взгляд, по-настоящему ворвалось в жизнь Берлинской сцены. Я не буду перечислять имена, их можно посмотреть в истории на Facebook, например. Могу сказать, что вокруг PAS сформировались несколько групп людей, которые в каком-то ключе являются со-организаторами места. По воскресеньям у нас проходит Sunday Series (раньше эта серия импров-концертов называлась Studio 8), так получилось, что прошлое место закрылось, и я предложил Брайану Юбэнксу (Bryan Eubanks) перенести серию в PAS. В итоге сложилась хорошая компания и тандем по воскресеньям. Сейчас планируем расширять воскресную серию с Брайаном и Эндрю Лафкасом (Andrew Lafkas). Также каждый понедельник теперь проходит Klub Demboh, это серия концертов и мастер-классов от Йоэля Грипа (Joel Grip), Акселя Дёрнера (Axel Dörner), Тристана Хонсингера (Tristan Honsinger) и компании. Они делают импровизацию не только музыкальную, но и театральную. В общем и целом у места сейчас много друзей, именитых и нет, но это и не важно, тут мы обращаем внимание в первую очередь на контент и взаимоотношения. Как говорится, импров сцена — это большая семья.

Klub Demboh @ PAS, афиша

Д. С.: Ты ведь и сам играешь, скажи, сложно ли совмещать кураторскую деятельность с артистической? Приходится ли чем-то жертвовать, или наоборот, одно другому помогает?

А.М.: Нет, совмещать не сложно. И в данном случае это скорее помогает, потому что в основном я занимаюсь концертами, которые мне самому нравятся, а значит, энергия на это не только есть, но и черпается из кураторской деятельности. К тому же, всегда есть отличное место для любых предложений и коллабораций.

Д. С.: А есть ли какие-то имена, с которыми тебе удалось поиграть, с кем раньше ты и мечтать не мог?

А.М.: Скорее нет, чем да, так как ещё будучи в Сибири я понял, что всё возможно, если реально этого захотеть и двигаться в этом направлении. Своё место в Берлине просто упрощает многое в этом плане, но это даже не площадка упрощает, а скорее само пребывание в городе, так как здесь очень большая сцена. Здесь просто многое само собой происходит. Вот недавно получилось неожиданно поиграть с Майклом Зерангом (Michael Zerang), в декабре буду играть дуэт с Мишелем Донеда (Michel Doneda). Но это просто примеры, что конечно для «молодого» российского музыканта очень круто. Но тут дело не в именах, а в музыке. Можно сколько угодно играть с кем угодно, но сейчас меня интересует результат. Есть ли музыка в этом или нет. Например, ещё в Сибири первый раз сыграл дуэтом с Акселем Дёрнером, уже здесь получилось продолжить дуэт, есть явное желание продолжать с обеих сторон, рано или поздно выпустить релиз, потому что есть хороший продукт именно музыкальный, и дело тут не в именах.

Sunday Series @ PAS by Sacred Realism, афиша

Д. С.: Хорошо, давай тогда развенчаем какие-нибудь мифы, ибо пока всё очень благостно звучит о берлинской сцене, наверняка есть какие-то подводные камни в промоутерском деле?

А.М.: Про подводные камни. Я пока их не особо замечаю, если честно. Есть, конечно, одна большая то ли проблема, то ли преимущество в этом городе — это количество концертов. Иногда на одном только Echtzeitmusik бывает анонсировано больше 10 концертов в один вечер, как-то раз насчитал 16, и это, конечно, влияет на посещаемость. Здесь, например, совершенно неприменимы такие схемы, как в Питере (я про организацию). Например, ты хочешь сделать фестиваль и думаешь про конкретные даты, смотришь, чтобы в городе не пересекались события одного толка. Здесь же никто это особо не согласовывает. Просто все организуют и играют, а там уже зависит от интереса публики.

Д. С.: Ты упомянул Сибирь, долгое время ты устраивал в Кемерово фестиваль «Тезисы», на который съезжались музыканты со всей Европы, потом перебрался ненадолго к нам в Петербург, в котором тоже организовывал концерты. Есть ли какая-то принципиальная разница в сценах Берлина и России? Спрашиваю тебя и как куратора, и как музыканта.

А.М.: Конечно, есть разница. Здесь это уже сложившаяся традиция можно сказать, чего в Сибири вообще не было. В Питере сцена всегда есть, но масштабы разные. Другое дело, что язык, на котором разговаривает сцена импровизационной музыки, очень анархичный и интернациональный, соответственно принципиальных базовых отличий в каждом конкретном случае нет. В Берлине музыканты достаточно открыты, потому что это некий образ жизни, который на самом деле является фундаментальным для самой такой музыки, потому что по сути это прямая политика.

Theses 2018 @ PAS by Akt-Produkt, афиша

Д. С.: А публика отличается по темпераменту от сибирской и питерской? Насколько берлинская публика разношёрстна?

А.М.: Наверное, различия есть, да, но делать голословные выводы сложно. Да, публика здесь отличается от сибирской, потому что там люди были просто открыты и доверяли музыке как таковой. В Питере иногда складывалось ощущение, что это не концерт, а экзамен какой-то, причём для всех. Но это зависело от концерта. В Берлине по-разному бывает, но публика в основном очень доброжелательная.

Д. С.: Но есть ли что-то, что тебя больше всего разочаровывает в Берлине?

А.М.: Цены на яйца) Не знаю, я как-то об этом не думал. Наверное, все-таки нехватка русской красоты…

Д. С.: Ну а что больше всего радует?

А.М.: Мы тут слоган недавно придумали: СЫР НАШ! Крым здесь ни при чём. А вообще радует интернациональность города.

Д. С.: А сам ты изменил какие-то взгляды, отношения, подходы к своей музыке за время пребывания в Берлине?

А.М.: Скорее нет, чем да. Сейчас поясню. В принципе в голове у меня всегда вынашивалась некая модель, как это должно быть, и в Берлине скорее мои взгляды и отношения упрочились. Но это что касается атмосферы в целом. Конкретно о своей музыке могу сказать, что всегда чему-то учишься, это первое. Второе, кто бы ты ни был и как бы тебя ни звали, Берлин это школа.

Д. С.: И какой самый ценный урок ты вынес из этой школы на данный момент?

А.М.: Хуярить музло!

Д. С.: Ну ты и на родине этим занимался вовсю…

А.М.: Ну а что было ещё делать…

Д. С.: И то правда…

Александр Маркварт / СНМ: Циклофрения @ театр «Встреча», фото: Ира Тишкова

Александр Маркварт — музыкант, участник театральных проектов и организатор культурных мероприятий. Родился 5 января 1987 года в г. Кемерово. Сейчас живёт и работает между двумя городами — Берлином и Санкт-Петербургом. Заметная фигура на российской сцене импровизационной и экспериментальной музыки. В своих выступлениях в рамках многочисленных проектов и коллабораций использует широкий спектр музыкальных инструментов, среди которых как достаточно традиционные фортепиано, гитара, баян, саксофон, труба, аналоговые синтезаторы, электро-ударные, лэптоп и т. д., так и различные «немузыкальные» объекты и бытовые приборы. Работает также в широком спектре музыкальных жанров и стилей: от электроакустической свободной импровизации и нойза до чётко структурированных проектов, индустриального техно, пост-фолка и хардкора.

Основатель таких полистилистических формаций, как Студия Неосознанной Музыки (СНМ) и Siberian Improvisation Company (SIC!). В разные годы также участвовал в других экспериментальных коллективах — Жертвоприношения, Inorganic Blossoming, PSVSV, Херувимы, Назойливые Близнецы, Секта Феникса, Radical Musak Septet. Работал во множестве проектов и коллабораций с музыкантами многих жанров. С 2011 активно гастролирует по Европе и России. Участник международных фестивалей Blurred Edges (Гамбург), Апозиция (СПб), Длинные Руки (Москва), Jazz Bez (Люблин), Urban Poetry Fest (Вильнюс), Музыка Настоящего (СПб), Тезисы (Кемерово), reMusik (СПб), Sound Around Kalinigrad (Калиниград), HA-AS Fest (Ереван), Поэтическая карта Риги (Рига). Один из основателей лейбла Акт-Продукт. Организатор международного фестиваля «Тезисы». Организатор первого независимого лофта в Кемерово Vovne Loft Project. Арт-директор Petersburg Art Space в Берлине.

http://vovne.ru/titles/alexander-markvart

Понравилось?
Прижги!